Что такое, в сущности, жизнь? Последовательная ли череда событий или нечто другое? Может люди и вовсе не существуют и это чей-то сон, который так долго длится? А может, мы заперты в коробке и думаем, что это мир? Никто никогда не ответит на эти вопросы, потому что на них нет ответа, потому что для каждого жизнь - это что-то свое.

Каждый день, каждый чертов день теперь другой: все иначе и я иной. Мир ярче, кровь слаще, звуки громче, и мои чувства  где-то глубоко в недрах души. Я даже не предполагал, какого это будет, знать, что теперь назад  дороги нет. Возмездие, все, что меня интересует. Я не помню, когда мне в голову пришла шальная мысль похитить гробы с первородными вампирами: тогда ли, когда я узнал, что Клаус жив и скрывается, или тогда, когда Кэтрин принесла на «крыльях», что Майкл и Элайджа тоже ищут гробы. Я не знаю... Просто не знаю, в голове, все смешалось.
Кажется, я  тихо схожу с ума, и ничего не могу сделать с этим, Кэтрин с каждым днем все ближе, и мне начинает казаться, что она - Елена. Да, Елена, и все как раньше, она рядом и только зажмурившись, я понимаю, что Елены здесь нет. Это всего лишь шутки воспаленного сознания. Как быть, если моя жизнь, теперь и не жизнь вовсе, а лишь жалкая ее пародия? Ведь все, что было мне дорого, все ради чего я жил, я сам оставил далеко, и это вовсе не расстояние в киллометрах, а в душевных шагах: слишком далеко я ушел от себя прежнего, и, кажется, что уже не вернуться.
17 октября 2011
Stefan


Последние пару месяцев я вспоминаю все еще чаще: все свои слова, действия. Что было не так? Почему сейчас все не так? Хотя все спокойно, не всегда просыпаешься с такой мыслью, а сейчас все действительно так. Клаус мертв, совершенно точно, он сгорел у всех на глазах. Майкл вернул Элайджу к жизни, но все по - прежнему хорошо: он даже не стал мстить. Мистик Фолс словно замер, но это не продлилось долго. Все было, как медаль, с двух сторон, каждая была разной:  и оказалось, что все иначе – ничего не было спокойно. Прошла всего неделя, как пропал Джереми, и все вокруг снова превратилось в хаос, сплошной, поглощающий. Майкл, который прежде казался спасением, стал проклятьем и навис подобно гильотине.
Видимо, Мистик-Фолс всегда будет полем для битвы, но сейчас опасность словно стала еще больше, чем прежде: Майкл объединился с ведьмами, хранительницами природного баланса, который Клаус нарушил, создав гибридов. И теперь жизнь, снова превратилась в борьбу, которая, как оказалось, даже не прекращалась. Я не знаю, что делать? Как быть? Господи, как бы мне хотелось забыть... нет, нет, забывать нельзя, я просто не могу забыть! И мне придется с этим жить и я буду драться: если я не смогу больше идти, то я буду ползти, не смогу ползти - научусь летать. Да, пусть невозможно, но что для меня невозможное? Моя жизнь теперь состоит только из невозможного. А если я умру, я с того света вернусь, клянусь, вернусь.
17 октября 2011
Elena

«Бонни» - это  имя я повторяю про себя и вслух. Так хочется, чтобы все стало как раньше. Все было просто. Но Анна, которую я так любил и, увидев ее вновь, так хотел, чтобы она осталась, хотя бы на секунду. «Задержись, останься, постой!» - хотелось крикнуть ей вслед. И все запуталось, жизнь, как водоворот, затянула меня внутрь себя и, болтает из стороны в сторону. Именно поэтому я ушел, не зная, как это получилось. Я просто лег спать, а когда проснулся, был там же где и всегда - в своей комнате. Но что за черт! Меня никто не видел, и вот она, стоит передо мной, хотя недавно исчезла - Анна. И она не понимает так же, как и я.
Мир призраков еще более невероятен и близок к миру живых, чем мы все думали. Я не искал никого кроме Анны, а в результате Она сама нашла меня. Я не знаю, как Ее зовут, но даже будучи мертвой, она вызывала  благоговейный страх.
- Клаус мертв, - сказал я в ответ на  немой ее вопрос, почему-то, я вдруг понял, что она хотела спросить именно об этом. Она лишь покачала головой и водоворот, в который превратилась моя жизнь, стал еще сильнее. Как сказать об этом остальным, если я не знаю, как вернуться назад? Как предупредить? Как? Как? Я не могу понять, почему именно со мной получилось так... И как мучительно смотреть на остальных, когда я знаю ответы, а они даже не догадываются.
17 октября 2011
Jeremy

Ярость - это все, что я чувствую. Когда убили Клауса, словно я сам умер, какая-то моя часть, как бы глупо это не звучало. И где-то дальше, за всей этой злостью меня все больше раздражает непонимание Кэролайн. Я уже не могу думать о том, что меня убьют, ведь Майкл охотится за гибридами и все ясно, как божий день. Но как можно думать  о чем-то , когда перед глазами ее лицо, и я так боюсь, что уже не увижу ее. Такую прекрасную и милую, такую необыкновенную, только мою...
Мне больше не надо превращаться, нет, теперь я могу вести обычную жизнь. Почему же ее всегда хотят отнять? Что я делаю не так? Может... может гибриды и правда так плохи, но почему? Ведь теперь я не причиню никому вреда.
17 октября 2011
Tyler

Всё, что я чувствую - это грусть. Но я улыбаюсь, просто улыбаюсь, как и всегда. Больно? Улыбка. Еще больнее? Я улыбнусь шире. Ведь так не хочется, чтобы кто-то переживал из-за меня, когда мои переживания разрывают на части, как стая волков. Иногда, мне так не хочется быть сильной, просто не быть никем, стать кем-то другим хоть на секунду, чтобы проблемы не подступали, как охотники в лесу, чтобы... Я и сама не знаю уже ничего.  Я не могу не замечать очевидных вещей: мне бы хотелось, чтобы Тайлер был прежним или я была бы прежней, чтобы буря, начинающаяся каждый раз в моей жизни, наконец, утихла. Это ведь не так много, правда?
17 октября 2011
Caroline

Как важно, чтобы в жизни каждого человека был свет, а в жизни ведьмы и подавно. В жизни Елены это были родители, потом Стефан, а в моей жизни - Джереми, который ворвался так неожиданно и стремительно и так же исчез. Нет, это не было расставанием, хоть мы и повздорили, но он просто исчез, и как бы я не злилась,  как важен он был для меня. Но вместе с Джереми исчезла и моя сила , что вовсе не понятно. Что делать? Как быть?
Откуда ни возьмись в сопровождении Майкла появилась мама, чтобы уничтожить гибридов. И не ясно, почему? Хотя нет, все предельно понятно, что гибриды нарушают баланс. Но почему мама? Почему моя жизнь если не сплошной выбор, то постоянный знак вопроса? И его нельзя с помощью магии превратить в точку, или в запятую, и даже в восклицательный знак, я бы даже согласилась на многоточие. Но нет, он – вопрос, словно издеваясь, ходит за мной, тихо, ехидно говоря на ухо: «Я здесь. Я рядом.»
17 октября 2011
Bonnie

Несмышленый мальчишка! Он всегда раздражал меня даже своим присутствием. Я никогда не любил Клауса, так как других детей, с ним всегда было иначе. Вспыльчивый, импульсивный, неразумный, иногда я поражался, как Николаус до сих пор ходит по земле ходит, но теперь, когда я лично его убил, это не стоит размышлений. Сейчас все мое существо сосредоточено на истреблении гибридов – они, как невидимый календарь напоминают о Клаусе, а я не хотел бы о нем помнить. Вычеркнуть его, умертвить, изжарить, что угодно, лишь бы никакая его часть не осталась на земле по которой хожу я. Он не будет жить, и уже и не живет, но почему же тогда  я не успокоился? Словно все еще впереди...
17 октября 2011
Mikael

Я и Елена были друзьями. Да мы и раньше ими были, но все же с уходом Стефана все стало иначе. И как бы мне хотелось быть ей не просто другом, но каждый раз я понимаю, что это невозможно. О, да! Я бы даже фыркнул, так мелодраматично все это было: я превращаюсь в Стефана.  И это больше пугает, чем раздражает. Но как мне быть, когда она сама придвигается ближе и так доверчиво смотрит на меня? Когда говорит, что мы отпустим Стефана. Я просто боюсь истолковать ее слова так, как мне хотелось бы.
А ведь все только усложняет этот идиот Майкл, которого мы с Кэтрин воскресили на свою голову – и теперь ведьмы и древние  уничтожают гибридов, а бедняжка Кэролайн так просила защитить своего друга – волчонка. И как я мог сказать «нет»? Когда рядом стоит Елена и смотрит еще более гипнотическим взглядом, чем вампир?
Вся моя жизнь, вся вечность сосредоточена на ней - Елене, и ничего изменить нельзя, потому что для вампира, для меня, «долго» - это возможная вечность.
17 октября 2011
Damon

Я чувствую себя тряпичной куклой в руках отца, еще больше, чем когда я был слепо предан Клаусу. Теперь это ощущение усугубилось. Жизнь стала похожа на клочки бумаги, которую рвали, даже не замечая этого. Смерть брата не дает покоя: как его может не быть? Больше всего раздражает одержимость отца гибридами и его разговоры о Клаусе. Кажется, он винил его во всем. Печально, но жизнью Майкла, вернее, целью его жизни была смерть Клауса, которого он сам убил, и получалось, что убил и самого себя.
А я, что я? Я похож на подневольного, и неизвестно кто хуже для всех нас: отец или Клаус.
17 октября 2011
Elijah


Наконец, все так, как я хотела. Ни Клаус, ни Майкл, а я больше всего выиграла в этой борьбе. Я все точно рассчитала, зная, что Стефан не захочет вернуть свои чувства . Это конечно мне на руку, вскоре они начнут проявляться, он без них не сможет, а я сделаю все для того, чтобы он не смог. И тогда, когда это произойдет, именно я  буду рядом с ним. Пусть Елена забирает Деймона, на время конечно,  ведь втроем игра интереснее. Ах, старые времена!
Кроме всего этого и того, что Стефан в моих руках, значение имеет только то, что Клаус жив и это осложняет все остальное, но пока об этом не знают другие, а знаю я – я снова впереди.
17 октября 2011
Katherine


Гореть было больно, больнее, чем кинжал в сердце. Отец хоть и считал меня глупцом, я таковым не являлся. Я давно предусмотрел все мелочи, даже отца, хотя был все же удивлен. Но все же, все это выводило из равновесия, в котором  я находился прежде.
Сейчас жизнь была, как огрызок, когда я вынужден прятаться, пока не восстановлюсь и это... это раздражает до скрежета зубов. Сидя в темноте, даже не зная, где я нахожусь, в моей голове зрел план, о том, как больно и расчетливо умрет отец.

17 октября 2011
Klaus


У всех героев разные цели, разные жизни и судьбы, но все они связаны невидимой нитью, которая держит все в это мире. И как бы кто-то ни хотел ее порвать, невидимый, как и нить, паук сплетет новую, еще прочнее, и нить, как и прежде, будет сплетать все, держа на себе.


Данный сюжет принадлежит только проекту "The Vampire Diaries | Under Control" любое копирование будет наказано.